Версия для печати

Степанов. Кто сделал Плеханова?

В начало

После халтуринского взрыва, под руководством Верховной распорядительной комиссии по охранению государственного порядка и общественного спокойствия, началось упразднение Третьего Отделения, ставшего к тому времени уже легендарно-бесполезным. Окончательно оно исчезло лишь в августе 1880, когда все его дела и сотрудники перешли в ведомство Департамента государственной полиции, в МВД.

Полицейский Департамент ведал охранными отделениями, полицейскими учреждениями, сыскными отделениями, адресными столами и даже пожарными командами. И при этом весьма значительно изменился сам стиль той работы, которой занималось Третье Отделение. Теперь ей занялось Отделения по охране общественной безопасности и порядка, в задачи которого входило: выявление и изоляция неблагонадежных лиц, подавление революционного движения, политический розыск через агентуру, подготовка провокаций.

 

В составе охранных отделений числились, кроме непосредственно жандармов, чиновников, следователей, ещё и секретные сотрудники-провокаторы: члены политических партий, типографские работники, студенты, приказчики торговых лавок.

Охранка теперь начала заниматься не увещеваниями оппозиции, а внедрением себя, родимой, в подпольные кружки и партии и даже... созданием таких кружков и партий!

Получается, кроме борьбы с противниками царского строя эта организация сама организовывала такую борьбу и пропагандировала антиправительственные взгляды.

Естественно, это не были призывы стрелять в жандармов и взрывать царей - задачей Охранного Отделения ставилось заменить откровенно террористическую тактику покушений на достаточно мирную борьбу, на изучение философий, на переведение всяческих революционных практик в теории.

Безусловно, для этих целей избирались теории как нельзя более мирные, и таким образом в их перечень попал и Маркс, неизвестный до той поры широким российским кругам.

 

Ставка на Маркса, видимо, была сделана в силу той причины, что его теория подразумевала переход к социализму как, в первую очередь, процесс развития производственных сил и отношений во всём обществе, а не как результат насилия одиночек. А для России того периода сам социализм, и тем более, марксовский коммунизм выглядели как фантастическая утопия, как невероятно отдалённая перспектива.

И с помощью Маркса можно было доказать образованной части населения - разночинцам, служившим питательной средой для бомбистов, что швыряться бомбами - плохая и никчёмная затея.

Вероятнее всего, отцом мысли о такой организации дела можно считать Вячеслава Константиновича Плеве - директора Департамента Полиции с 1881 по 1884 годы. В директора он попал после убийства императора Александра II, который все-таки дождался своей бомбы от своих же аристократов (Софья Перовская). Именно ему приписывают основные заслуги в полном разгроме организации "Народная воля" и подобных ей, после чего Российская Империя на некоторое время смогла перевести дух от терактов и бомбистов.

Плеве погиб в 1904, от бомбы, брошенной в него эсерами (социалистами-революционерами). Которые умудрились скрестить марксизм и народовольчество...

А за 21 год до этого, в 1883, как уже упомянуто в главе "Политическая матрёшка" в Швейцарии создаётся первая марксистская российская партия - группа "Освобождение труда". Напомню, что её создатель - Плеханов, дворянин, юнкер, а потом - революционер-народник, непонятно как ускользнувший от Третьего Отделения в эмиграцию, непонятно где взявший деньги на дальнейшую деятельность и организацию изучения этой новой для России разновидности революционной идеологии - марксизма. В итоге - идейный учитель Ленина...

Не будем забывать, что именно тогда и началось создание кружков и партий "мирных революционеров""от Плеве". Советские историки крайне скупо упоминают об источниках финансирования первых российских марксистов, сводя всё к какой-то невнятной "помощи сочувствующих масс". Вроде того, что по городам и сёлам ходили активисты с кружкой и собирали медяки среди рабочих и крестьян, которые потом заботливо переправляли за границу, чтобы всякие непонятные народу дворяне и евреи-лавочники могли безбедно жить и заодно придумывать, как убить царя и разрушить Империю...

Рассуждая и оценивая ситуацию с реальными настроениями народа, в тот период, а не воображаемыми, можно представить картину, как такого активиста сам народ за шкирку в полицейский участок волочёт, с битой мордой, если не насаживает на вилы сразу.

 

Такой сознательности, чтобы низовое трудящееся население массово отдавало свои кровные на революции и перевороты, не было и в 1917 году, тем более неразумно так считать о периоде 1883-го, когда население Российской Империи было в полном восторге от "народного царя" Александра III. При котором, кстати, начала, наконец-то, развиваться капиталистическая экономика, и положение растущего класса пролетариев в России было весьма неплохим.

 

Новые заводы, фабрики и предприятия вовсю конкурировали между собой за квалифицированную рабочую силу, которой отчаянно не хватало. Росли заработки, и бунтарей слушали ещё меньше, чем раньше.

В общем, не стал бы народ кормить переводящих на русский язык, неизвестного народу немца, дворянина Плеханова и его соратников-евреев, которые когда-то хотели убить царя,.

Не стали бы содержать группу Плеханова и народовольцы, и землевольцы: Георгий Валентинович пошёл совсем другим путём, не таким, как по мнению бомбистов, "надо было идти". Тем более, что польская знать, из-под полы финансировавшая бомбистов-народников для устроения в России нового смутного времени с последующим захватом власти, никак не смогла бы применить учение Маркса для своих целей. Им не нужна была теория, им не нужна была наука, способная организовывать массы: им нужны были единицы-цареубийцы, не имеющие никаких планов на будущее. И не ведающие, что творят. Им не нужны были умные - и Плеханов с Марксом им никак не подходил.

Иностранным разведкам первый русский марксист был не нужен от слова совсем. Ни с какой стороны, ибо не был связан с теми объектами или субъектами в России, которые их могли бы интересовать. Гуляют версии о том, что марксистские кружки финансировались английской королевой или немецким кайзером в надежде, что русские коммунисты свергнут царя и подарят Россию им...

Абсолютно бредовые версии. В России в то время даже пролетариата не было в достаточном количестве для социалистической или коммунистической революции, не было и достаточной грамотности, чтобы распространять в массах такие сложные идеи, как коммунизм. Население с феодальным сознанием и укладом - и Маркс? В соц.революцию в России и кайзер, и Антанта не верили до тех пор, пока она не произошла.

Успех иностранным державам в таких делах нужен сразу, а не через 34 года после начала операции. Для них была бы разумна ставка на бомбистов, а не марксистов. Или на каких-то незрелых декабристов, которые сами не знают, чего хотят. Но не на марксистов, которые начинают и ведут дело совершенно не спеша!

Марксисты в Европе взяли на себя его финансирование? Учитывая лишь то одно обстоятельство, что сам Маркс буквально истерически ненавидел Россию, рассматривая её как ГЛАВНЫЙ тормоз движения к коммунизму в Европе, а заодно и всё русское, а пролетарий как класс в то время в России был катастрофически малочислен - тоже непохоже. Они, как и Маркс, не верили и не могли верить в Россию, и доверять её представителям. Это было бы для них не только невыгодно - а попросту бессмысленно. Коммунизм для дикарей - зачем он им?

 

С другой стороны, члены группы "Освобождение труда" вели активную переписку с марксистами, заинтересованными в переводе Маркса на русский. Но не стоит забывать, что Плеханов делал из марксизма другое, модифицированное под реалии России учение, которое в некоторых аспектах евромарксисты не признали бы за своё.

Возникли тезисы о неизбежной диктатуре пролетариата, о революционной фазе как об обязательном этапе развития общества, которые Маркс рассматривал в 1840-х, но впоследствии перестал придавать им решающее значение.

С точки зрения ведущих евромарксистов (Каутский, Бернштейн) плехановцы были даже не реформаторами, а злостными исказителями Маркса, что-то вроде обезьян с гранатами. И, помогая финансов этому "русскому зверинцу" (выражение Каутского), пропагандировавшему курс на вооружённые революции и физическое уничтожение буржуазии, они сильно рисковали окончательно оказаться вне закона во всей Европе.

Сам Маркс, умерший за полгода до основания Плехановым "Группы", естественно, уже никак не мог что-то решать относительно дальнейших событий, касающихся его учения. Которое, как мы знаем, верно, потому что оно - Маркса. Но мы 70 лет пользовались ленинской версией, имеющей немалые расхождения, берущей начало от Плеханова, и тоже верной, потому что оно - Ленина.

Развитие "мирового марксизма", между прочим - это совсем не прямая светлая дорога, как нам старались преподнести в школах и институтах СССР, это ещё тот лабиринт и ещё те версальские интриги. И, зарубите себе на носу: "мирового марксизма", как такового, не существует. И не существует даже единого марксизма от Маркса: он смотрел на одни и те же грядущие процессы по-разному в разные периоды жизни.

Его взгляды менялись, как менялись взгляды и его последователей, идеологических наследников. И это нормально для живой, действенной теории, а не для "коммунистической библии", в которую поспешили превратить "Капитал" и "Манифест" его "наследники". Которые были настроены отнюдь не революционно, как и сам Маркс в последние годы жизни.

Переписка, споры и увещевания о мирных, законных способах борьбы за дело пролетариата и прихода к власти - это всё, что могли себе позволить еврокоммунисты той поры в отношениях с плехановцами. Но никак не соучастие в задуманных ими для России событиях.

От  спонсорства, даже копеечного, они обязаны были отказаться категорически - чтобы не подставить собственные организации.

Спонсировали, сами себя, члены группы? Кто?

Сын купца Игнатов, например, кажется неплохим кандидатом на роль благодетеля - но почти всё полученное им наследство осталось в кассе "Чёрного передела", куда он его пожертвовал в 1879, и лишь какие-то небольшие личные деньги он завещал плехановской группе в 1884, незадолго до смерти.

Засулич? У неё сроду не было средств, так же, как и у сына еврейского купца Дейча, от которого родители и родня давно отказались. Сын шинкаря Аксельрод? А много денег у сына шинкаря?

 

Все они были профессиональными революционерами, не имеющими никаких собственных доходов и сбережений. После их разрыва с "Чёрным переделом" они никак не могли претендовать на землевольческие деньги. Это было бы то же самое, как если большевики вдруг начали помогать бы финансово меньшевикам, которые от них откололись.

О меценатской помощи Плеханову со стороны "морозовых" того времени тоже ничего не известно.

Если прочитать их биографии, то обнаружатся странные случаи "чудесных спасений от царской охранки" до переезда в Швейцарию. Такое ощущение, что деятели Третьего Отделения попросту отказывались арестовывать этих ребят. Дело Засулич, оправданной по делу о доказанном (!) покушении на убийство градоначальника Трепова, вообще не вписывается ни в какие рамки здравого смысла и наши представления о драконовском правосудии империи!

За ними числились такие дела, что местная жандармерия по требованию российских властей вполне могла бы их выдать на родину - как это было, в конце концов, сделано с Дейчем через год после основания "Группы..." в Германии. Но, кроме Дейча, российское правосудие так никого из них и не затребовало из Европы.

И кто-то их кормил, помогал развивать движение, оплачивал покатушки по другим странам.

И тут очень уместно вспомнить о работе по созданию кружков и партий, проводимой Охранным Отделением. И о тех средствах, что выделялись из царской казны на эти цели.

 

Получается, что Плеханов и его группа были никем иными, как агентами Охранного Отделения, работающими под прикрытием. Которым царская охранка заранее создавала тщательно проработанные легенды. И какие легенды! Загляденье!

Что было конечной целью этой затеи - победа над террором, экспортируемым из Польши, ради невозможности повторения ситуации Смутного Времени трёхсотлетней давности?

Или всё-таки нечто большее?

А. Степанов © При размещении на других ресурсах ссылка обязательна.

Продолжение следует.